От практиканта до заместителя директора клиники (часть 2)

часть 2

От практиканта до заместителя директора клиники (часть 1)

Самое трудное по приезду в Германию

И все было сложным. Чего не коснешься. Много таких вещей, которых ты не понимаешь просто потому, что у них это по-другому — шутки, мысли, стремления, надежды, другие взгляды на жизнь на ценности.
Трудно было переносить отсутствие речи и отсутствие друзей. Когда ты в определенном кругу общения, и в момент этот круг обрезается, ты начинаешь думать, правильное ли решение сделал.

Но я не люблю в своей жизни жаловаться. Сложности следует забывать. Зачем тянуть это бремя через всю жизнь, какой в этом смысл? Однако без круга общения было очень сложно. И, честно говоря, до сих пор сложно, ведь все друзья остались там. Ну, по крайней мере, половина.

Вещи к которым трудно привыкнуть

В любом случае, есть вещи, к которым привыкнуть трудно — это отсутствие людей, которые тебе дороги. То есть человек в каком-то смысле изолирован. Особенно, если он без работы.
Такое впечатление, словно ты рыба в аквариуме — между тобой и обществом какая-то стена. Ты замечаешь, и все понимаешь, но в определенный момент понимаешь, что толкаешься во что-то прозрачное и без результата.

Однако когда начинаешь работать и интегрируешься в общество, это ощущение проходит, которое в начале было очень заметно. Есть много людей, которые не хотят, или, по ряду причин, не в состоянии интегрироваться. К примеру, те, которые приезжают сюда в пенсионном возрасте, или те, кто убежден, что им кто-то на блюдечке принесет и счастье, и карьеру, и материальное благополучие. И это в каком-то смысле трагедия.

Желание вернуться в Россию

Это желание, наверное, будет, посещает меня всю мою жизнь. Раньше это для меня было очень серьезным преодолением самого себя. Однако если смотреть объективно — я проработал врачом в Германии почти шестнадцать лет.

Палаты в немецких клиниках

Палаты в немецких клиниках

Я не думаю, что в России есть много врачей, имеющих шестнадцатилетний опыт, причем не как «приди-подай», а на уровне человека, принимающего решение. Уровня заместителя директора клиники, в котором я сейчас есть.

Но эти годы, не были легкими, я научился всему, что предлагает немецкая медицина на данный момент. С моим статусом меня с удовольствием сейчас ждут в Швейцарии, во Франции. Немецкие врачи являются чрезвычайно востребованными.

Мое мнение

Если бы в России была клиника, оборудованная соответствующим образом и возможность для меня применить свой потенциал, как бы долго не думал. Я общался с людьми, которые приезжают в Германию на неделю-две, а потом возвращаются в Россию и рассказывают, что они были в Германии и научились всему.

Однако забывают сказать, что для того, чтобы оперировать, или просто постоять в операционной, здесь надо разрешение на работу и разрешение на право врачебной практики министерства. То есть они стоят неделю-две, заглядывают через плечо, а потом приезжают и начинают надувать щеки — что я все знаю, я все видел.

В то же время, чтобы здесь врач юридически получил возможность оперировать, необходимо пять лет обучения. Я даже был бы готов помочь создать подходящую клинику, чтобы государство было заинтересовано. Однако закупить оборудование на определенную сумму недостаточно — речь идет об инфраструктуре, о логистике, чтобы работало все — от уборщицы до директора клиники.

Частные клиники

А не так, как у нас часто бывает в частных клиниках — одевают их красиво, и деньги берут немалые. К сожалению это работа большинства российских клиник. Я бы вернулся. Но я приезжаю в Россию, вижу, как работают здесь врачи. И это был бы уже не уровень. Было бы просто жалко лет, проведенных в Германии.

Еще какое! Начнем с того, что зарплата здесь хорошая. Не скажу, что она делает человека очень богатым, но дает ему ощущение свободы. Не надо ждать от пациентов, что он тебе принесет курицу или бутылку — в этом нет необходимости. Человек просто может думать о своей работе. Нагрузка очень большая.

Медицинское оборудование в клиниках Германии

Медицинское оборудование в клиниках Германии

Я работал в очень крупной клинике в Москве, здесь клиника меньше, но работают они интенсивнее. Тридцать кроватей — это для нас уровень ЦРБ, однако наша клиника наверняка делает где-то втрое больше операций, чем у нас на родине.

Кофе на работе

То есть у них высокая пропускная способность, сокращено время пребывания человека на месте. Если наш врач мечтает о том, чтобы сидеть здесь в халате с чашечкой кофе — я должен сказать, что кофе успеваю только в коридоре на ходу проглотить. Хотя у меня рабочий день до полпятого, однако, часто приходится задерживаться и до семи, ведь работы здесь много.
Продолжение следует…