От практиканта до заместителя директора клиники (часть 3)

часть 3

От практиканта до заместителя директора клиники (часть 2)
Рабочий день немецкого врача

В Германии рабочий день начинается рано — в семь утра уже идет обход. Официально заканчивается полпятого. Когда я еще учился в университете, то раньше, восьми, а то и девяти из клиники не выходил. И это считалось нормальным.

Работать надо было много, однако оно себя оправдывает — напрягаешься эти пять лет, однако потом переходишь в другой статус и все совсем по-другому. Эти годы врачи инвестируют в собственное будущее и это себя оправдывает.

Рабочий день российского врача

В России рабочий день начинался в восемь утра. Мы тоже целый день стояли в операционной. И тоже где-то до половины пятого. Но выходили мы с работы вовремя.
В той клинике (в России, где я работал) на 60 коек было 500-600 операций в год, то здесь на 30 кроватей приходится где-то около 4000 операций в год, работают здесь более серьезно.

Различия в отношениях врач-пациент в Германии и России

Если говорить откровенно, то отношения между врачом и пациентом более механистические. С одной стороны, здесь никогда не будет врачей-хапуг, которые тянут из пациентов деньги, с другой — сварливых, вечно недовольных пациентов.

Зато в России происходит определенная связь между врачом и пациентом — врач думает о пациенте. Вот я даже по себе сужу — ночью, после операции, ты прокручиваешь в голове, детали операции которую ты делал. Утром приходишь и радуешься, когда тот или иной пациент идет к выздоровлению.

Не простая работа врача в Германии

Не простая работа врача в Германии

Здесь же отношения более обезличенные. У нас, например, врач отвечает за 10-20 пациентов. Ты постоянно общаешься с этими пациентами, невольно создается какая-то связь, какие-то отношения. А здесь — четыре врача в отделении и каждый ответственен за все. Есть вещи, которые меня удивляют как положительно, так и отрицательно до сих пор, однако уровень медицины все равно лучше.

Вещи, в немецкой медицине которые, меня удивляют

Нельзя сказать, что здесь все идеально. Однако меня всегда положительно удивляет, насколько хороший и сознательный здесь средний медперсонал. Хорошо, когда пациента качественно прооперируют, однако, если вовремя не заметить, например, кровь на повязке, или не дать пациенту что-то съесть или сходить в туалет, то это может также оказать негативное значительное влияние.

То есть эти девушки, и ребята очень тщательно следят за пациентами — тщательно о них заботятся, кормят, поят, купают. При этом не с надеждой что-то подзаработать, а сознательно, с чувством долга. А от этой упорства зависит половина дела. У нас тоже есть хорошие, опытные медсестры. Однако такое упорство и ответственность приходится видеть не часто.

Немецкая клиника

Немецкая клиника

Можно ли немецкую систему здравоохранения применить в России

Нет вещей, которые нельзя сделать. И я думаю, что вариант немецкой медицины — единственный, который приемлем для России, и который достаточно легко применить. Если взять 5-10 человек — экспертов из системы здравоохранения Германии, и создать команду, привлечь, к примеру, таких людей, как я — которые учились и работали как в Германии, так и в России.

Такую систему создать достаточно просто. Ведь то, что существует сейчас — это не система. Это — вообще ничего. Это — остатки системы, и из нее что-то пытаются сделать. Но, как говорится, с «обломков старого сарая нельзя построить небоскреб». Можно построить только сарай, но еще хуже. Чтобы создать нормальную систему, которая будет работать, нужно взять ее отсюда.

Система здравоохранения России (мое мнение)

Сейчас система здравоохранения России держится на не большом числе ответственных медиков. Ведь системы здравоохранения как таковой не существует. Есть чиновники, различные организации, департаменты которые работают для себя. Думаю, что систему вроде немецкой у нас реально создать в течение нескольких лет. Нужно создать несколько медицинских центров, на которых испытать эту модель. Я думаю, в Москве точно нашлась бы сотня тысяч людей, которые готовы были бы платить ту же сумму за страховку, что и немцы — 100-200 евро в месяц.

Чтобы, в случае необходимости, за ним приехала соответствующим образом оборудованная «скорая» привезла бы их в соответственно оборудованную клинику, чтобы их прооперировали на уровне и лечили не фальшивыми лекарствами. Эти цены рассчитаны на Германию, а в России они могут быть значительно меньше.

Бизнес в системе здравоохранения

Тем более что страховой бизнес в системе здравоохранения, как учит опыт Германии, — это всегда успешная предпринимательская деятельность, которой не грозят никакие риски.
Я бы был счастлив вернуться в Россию и приложиться к созданию такой системы. Чтобы миллионы людей знали, куда могут вернуться, чтобы они чувствовали себя уверенно в этой жизни.

Немецкая "скорая"

Немецкая «скорая»

Это могло бы быть целью в жизни. Ради нее можно было бы вернуться в Россию и пожертвовать теплым местом здесь. Я отдаю должное тем врачам в России, которые пытаются на своем уровне что-то сделать. Однако единичные попытки лишь подчеркивают несостоятельность всей системы.