Штази — Министерство государственной безопасности ГДР

Один из мрачных кабинетов Штази (Министерство государственной безопасности в ГДР), капитан Герд Вейслер проводит допрос. В следующих кадрах видим большую аудиторию, где тот же Герд Вейслер читает лекцию студентам Академии тайных служб. Дальнейшие установки лектора прекрасно иллюстрирует начальная сцена допроса, который, для эффективного получения информации должен быть непрерывным.
Слышим парадоксальные выводы: «Подозреваемый повторяет свои ответы почти слово в слово, поэтому он врет, человек, когда говорит правду, может перефразировать ответ. Обратите внимание: подозреваемый подавлен; если человек не виновен, он будет возмущаться, кричать, а преступники знают о своей вине, поэтому они подавлены».

Те, с кем вы имеете дело, — враги социализма — «Жизнь других»

И это — о поведении человека, который уже много часов не может встать со стула или даже пошевелиться и должен отвечать на один вопрос. Последняя установка Вейслер: «Те, с кем вы имеете дело, — враги социализма. Не забывайте об этом ». Так начинается дебютный фильм немецкого режиссера Флориана Доннерсмарка «Жизнь других».
Эти параллельные сцены задают тон дальнейшим событиям, внушают душную атмосферу Восточного Берлина 1984 года. Реальность ГДР того времени сурова: власть за пять лет до своего краха держит людей в жесткой системе контроля, как следствие — общество страха, сдержанности и ограниченности, тотального недоверия.

Штази в жизни людей бывшего ГДР

Влияние Штази на каждый аспект жизни в ГДР был значительным, спецслужба насчитывала 91000 сотрудников и 300000 агентов, по меньшей мере, один из пятидесяти граждан контролировал своих родных, друзей и знакомых, обнаружены дела на 80000 граждан, которые считались неблагонадежными.
Художники испытывали «особое внимание», ведь их произведения влияли на формирование сознания людей и, соответственно, не должны были выходить за рамки официальной идеологии. Правда, сказать, что «Жизнь других» — фильм о Штази (как это отмечается в большинстве анонсов) сложно, ведь на первом плане действительно возникает «жизнь других» — драматурга Георга Дреймана и актрисы Кристы-Марии Шиланд.

Архивы Штази

Архивы Штази

Воспоминания стираются

Именно на истории их любви, измены, отношений с друзьями режиссер демонстрирует широкую историю — ситуацию жизни в ГДР. Это удачный подход, поскольку сегодня это уже составляющая прошлого, люди живут в лучшем мире, воспоминания стираются, представить подобную ситуацию становится все труднее. Поэтому важно не набор достоверных деталей и фактов о Штази, а рассказ как зрителю почувствовать атмосферу эпохи, прожить историю вместе с героями, сделать это частью собственного опыта.
Реальные факты, конечно, тоже занимают не последнее место, ведь режиссер для съемок фильма около четырех лет изучал архивы Штази, тогдашнюю культурную обстановку  ГДР, политику, общался как с бывшими служащими Штази, так и с их жертвами. Такие детали, как взятие образцов запахов после допроса или данные Штази о шрифтах всех печатных машинок являются достоверными, реквизитом тоже в основном являются подлинные вещи из коллекций.

Реальные актеры

Интересно, что большинство восточно-немецких членов съемочной группы в свое время находились под наблюдением Штази, Ульрих Мюэ, сыгравший главную роль агента Герда Вейслер, тоже претерпел их давления, его имя даже было внесено в список художников, которых планировали поместить в изоляционный лагерь.
Несмотря на кажущуюся наивность истории, мы видим судьбу художника, условия его существования в ГДР того времени. Само существование, ведь жить полноценно настоящие художники, а не воспеватели социализма, не могли. Это видно не столько благодаря судьбе Георга Дреймена, который в начале фильма предстает как человек верный идеалам государства, сколько благодаря судьбам его друзей.

Шпионские передатчики Штази

Шпионские передатчики Штази

Статья в «Шпигель»

Один из них, тоже драматург, которому закрыли все возможности творческой самореализации, кончает жизнь самоубийством. Это в значительной степени изменило, взгляды Дреймена на власть и стало толчком для написания статьи в «Шпигель» о сокрытии страшных самоубийств в ГДР, где царил тотальный контроль над всеми явлениями. Даже после объединения Германии людям искусства было сложно полноценно творить, травмы от прежних притеснений остались.

Бункер музей министерства гос сохранности ГДР “Штази” на случай войны

Бункер музей министерства гос сохранности ГДР “Штази” на случай войны

Почему-то создается впечатление, что почти все герои фильма изображены слишком типично, иногда даже преувеличены. Сцена, когда Криста-Мария Шиланд выдает Штази своего любимого, испугавшись запрета играть в театре, выглядит неубедительной. Возможно, потому, что в фильме она, прежде всего женщина, которой все восхищаются, а уже потом актрисой.
Возможно, это субъективно, но не чувствуется в ней такой преданности театру, чтобы предать любимого человека. Образ Георга Дреймана — слишком идеалистический и романтический. Другое дело — образ агента Вейслер (прекрасно сыгранная роль Ульриха Мюэ), в котором мы видим убедительное превращение «серого кардинала» в «маленького человека». Его молчаливое присутствие задает тон всему фильму.