Жизнь в Германии, глазами русского человека…

Каждый раз, бывая в Германии, я примеряю тамошнюю действительность. Эта страна довольно доступна: свободно владея языком, можно участвовать в студенческих проектах и ездить на стажировку. Поэтому первая стадия – эйфории, позади. Уже меньше заглядываюсь на опрятные улицы, средневековые здания (как новенькие) и чистоту даже в поездах, особенно на вокзалах. Интересуют нюансы: в отношениях между людьми и способах их жизни. То, что для жителей еврозоны — элементарная культура, для русских пока — недостижимая действительность далекого будущего. Этим летом я резко задумалась: ехать сюда учиться и жить или нет. Эмигрировать или оставаться?

Немецкая вежливость

Сосед в поезде, громко чихнув или кашлянув, сразу извиняется. Знакомая в баре, идя в туалет, спокойно оставляет сумочку на стойке. Объясняет: «здесь ничего не украдут». По вечерней улице шествует шумная студенческая группа, парень бросает банановую кожуру мимо бака, мигом возвращается и выбрасывает мусор, куда надо. Мы с подругой хором оглядываемся и долго обсуждаем такой уровень дисциплины. Несколько дней спустя юноша на Мюнхенском вокзале, стоя в очереди за справкой, расспрашивает: вы не опоздаете на поезд? Вы могли бы меня пропустить? Мы, двое гостей из России, соглашаемся.

Парень идет дальше и спрашивает разрешения еще в четырех человек. Таким образом, он оказывается в изголовье очереди. Моя приятельница замечает: «Наш «торопящийся» гражданин подошел бы к первым и попросился, на остальных и не оглянулся бы …» И, конечно же, обслуживающий персонал. Здоровается с любым клиентом и улыбается в любом заведении. Жители еврозоны будто договорились: живем вежливо и аккуратно. Важно, что улыбки — несколько искусственные, а вопрос «как дела?» Задают для вида, чтобы поддержать беседу.

Приветливый персонал немецких учереждений

Приветливый персонал немецких учереждений

Бедные слои населения Германии

Говорят, уровень человечности общества измеряется отношением к старикам, бедным и животным. Например, попрошайничество в Германии — процесс творческий. Есть учреждение для бомжей, где их подкармливают. С обеих сторон — контейнеры с табличкой: «Пожалуйста, жертвуйте только обувь и вещи, которые еще можно носить». Может, и мы вскоре научимся так сортировать мусор … Еще бездомные самостоятельно зарабатывают карманные деньги, продавая спецгазеты. Прессу для продажи выдают благотворительные организации. Это «Obdachlosenzeitungen», то есть «Газеты бездомных» или «Уличные газеты». Около 2,50 евро за штуку. Минимум 50% прибыли получает продавец-бомж. Единственное требование: на «работу» идти трезвым. Более 30 таких газет и журналов издают по всей Германии. Отличный заработок для тысячь людей.

Обидно, но немецкие нищие часто выглядят, как наши продавцы на базаре. Дешевая и более-менее чистая одежда, немного поношенная обувь. Разной степени набухшие лица, сосредоточенные взгляды, сигареты (не бычки, а нормальные сигареты). Гуляя по Нюрнбергу, видели группу из 5-7 бездомных, они вольготно сидели и полулежали на ступеньках в сквере.

Местные бомжи любят собак, в частности — породистых. За углом мы увидели мужчину в белоснежной куртке и кроссовках, который сидел на типичной для нас клетчатой ??«авоське» и держал на поводке, йоркширского терьера. Рядом была специальная сумка для транспортировки собачки …

Таких в процветающей Германии насчитывается 16 миллионов человек.

Таких в процветающей Германии насчитывается 16 миллионов человек.

Беспризорность этой парочки выдавала только серая шляпа, лежавшая на тротуаре. В 350 метрах впереди еще один бездомный продавал газеты. Его охраняли немецкая овчарка и сибирский хаски в качественных кожаных ошейниках … Этот мужчина тоже был в белой футболке. А немного раньше, зимой в Кельне, я зафиксировала трогательную картину: уличный бомж лет 30-ти накрывал одеялом верного пса, и сам примостился рядом.

Автоматы для продажи газет «на основании доверия»

Их я впервые увидела в Мюнхене. Такой нелицемерной торговли еще не наблюдала. Это были автоматы для продажи прессы: полупрозрачные ящики с газетами. Удивило, что читатели платят добровольно: ящики не закрываются. Поднял крышку, взял газету. Можно бесплатно. Хотя ожидается, что читатель опустит один-два евро в железный кармашек.

Автомат продажи прессы в Германии

Автомат продажи прессы в Германии

Время было послеобеденное, в автоматах осталось еще много прессы. «Это работает на основе доверия, люди и так заплатят», — пояснил один знакомый немец. — «А что тебя удивляет?» Было наивно и трогательно. Впрочем, не все автоматы беззащитны: например, для дорогой газеты «S?ddeutsche Zeitung» повесили хороший замок. Доверие имеет пределы. Только здесь оно шире.

Мнение подруги

Моя подруга Света — стильная красавица на высоких каблуках — только окончила университет, экономический факультет. Она собирается в Берлин осенью — в магистратуру. Несмотря на то, что девушка выучилась в одном из самых престижных Российских вузах, оставаться дома категорически не собирается. Мол, не найдет работы такого уровня, которого хотелось бы. Интересуюсь: не боишься угрызений совести и ностальгии по родине?

Света ответила точно и безжалостно. «Ностальгии по чем? В Россию я буду приезжать. А грустить надо за людьми. Сейчас мои друзья переедут во Францию, Англию, Швейцарию, Германию … Буду ездить в гости ». Я смотрю на нее и других друзей и знакомых. Чуть не каждый молодой человек, свободно владеет иностранными языками, думает о возможности уехать. Тихо вздыхаю: как жаль, что я теряю …

Мое решение

… А вскоре почувствовала, что не смогу жить за рубежом. Мое путешествие длилось неделю. Внешне все очень привлекательно. Обилие вещей, продуктов питания сравнительно не большие цены. И на ценнике не указано, сколько нервов, душевных сил и внутренней прочности нужно, чтобы в этом жить. Это абсолютно реально: изменить страну, язык, университет, работу, отношения.

Но что подстерегает тебя за «декорациями»? Нескольконедельные поездки не дают ответа: как долго я могу быть здесь. Собственный мир величиной с комнату в общежитии — штука опасная. Знакомые мигранты развешивают памятные фотографии на стенах, привозят русские сувениры и разрисованную глиняную посуду.

Патриотизм удерживает, российская реальность отталкивает. На все мои сомнения хорошо ответил один знакомый: «Родина — это ты и то, что ты любишь. Я отсюда не уеду, потому что все мое — здесь. А что тут бардак … Так чистить надо. А не линять, как крысы ». По сути, речь идет об эксперименте над собственной жизнью. Ехать или оставаться? Я остаюсь. Потому что люблю свою страну, всегда, а не только тогда, когда футбольная команда выигрывает. И верю в хорошие перспективы, посмотрим, что из этого получится.